skip to Main Content
Для кого хороши «хорошие мужчины»?

Многие женщины любят упрекать феминисток в «женском сексизме» и любят утверждать, что все мы просто люди. А все люди бывают разными — хорошими и плохими, добрыми и злыми, вне зависимости от пола. Конечно, мужчины бывают добрыми и порядочными. Но встает вопрос — по отношению к кому?


Многие женщины любят упрекать феминисток в «женском сексизме» (что это?!) и любят утверждать, что все мы просто люди. А все люди бывают разными — хорошими и плохими, добрыми и злыми, вне зависимости от пола. И также как есть хорошие и плохие женщины, также есть хорошие и плохие мужчины. Ну не могут же абсолютно все мужчины быть негодяями-мерзавцами-подонками, в самом деле. Ведь есть умные, добрые, честные мужчины, верные друзья и преданные своему делу люди, врачи, педагоги, пожарные, гениальные ученые и отважные спасатели, щедрые благотворители и всеми любимые артисты. Разве они не достойны уважения и восхищения? Разве можно всех мужчин ровнять под одну гребенку? Разве можно сравнить какого-нибудь подонка-насильника-убийцу и, например, отважного спасателя?

Конечно, мужчины бывают добрыми и порядочными. Но встает вопрос — по отношению к кому?

Для начала хотелось бы отставить в сторону все то «добро», которым мужчины одаривают общество в силу своей профессии. Им, на минуточку, за это деньги платят. Это их дело, их карьера, их интерес, их успех, их слава. И не надо рассказывать, что врачи лечат, а спасатели спасают, из чистого человеколюбия и высоких моральных качеств. И тот же уважаемый обществом врач или спасатель в собственной частной жизни может избить свою жену, изнасиловать свою знакомую или купить у сутенера право на изнасилование проститутки, ничуть не хуже любого официально признанного негодяя-мерзавца-подонка.

Так для кого «хороший» мужчина обычно бывает хорошим? Для общества, для людей. Но только что хорошо для общества и людей решают мужчины, а не женщины. Для того чтобы быть допущенными в «общество» и быть признанными «людьми» женщины должны молчать и принимать точку зрения мужчин как свою. Да, мужчина может быть для общества (т.е. с точки зрения других мужчин) компетентным работником или надежным партнером по бизнесу или верным другом, или отважным спасателем, но при всем при этом для женщины он может быть гуляющим мужем, абьюзером, неплательщиком алиментов, насильником. Одно другому никак не мешает.

Даже, наоборот. Чем больше мужчина соответствует культивируемой патриархатной системой модели гегемонной маскулинности (в том числе чем более пренебрежительно он относится к женщинам), тем больше уважения ему полагается от других мужчин и тем выше поднимается его «альфа-самцовый» статус.

Гегемонная маскулинность (англ. hegemonic masculinity), также доминантная или доминирующая маскулинность — термин, введённый австралийским социологом Рэйвин Коннелл, для описания типа маскулинности, находящейся на вершине иерархии культуры мужского сообщества и разделяемого его преобладающей частью.

Гегемонная маскулинность выступает желаемым «нормативным» образцом и идеалом маскулинности. Стремление следовать этим образцам социально поощряется в обществе.

Гегемонная маскулинность отражает бытующее в том или ином обществе понятие «настоящего мужчины» и реализуется в отношениях с женщинами или другими менее престижными формами маскулинности («ненастоящими мужчинами»). Такая гегемония основана на насилии и признании.

Гегемонной маскулинности присущи избегание всего женственного («без бабства»), гомофобия, самодостаточность (опора на собственные силы), агрессивность, соревновательность, борьба за высокий социальный статус, безличная сексуальность и эмоциональная сдержанность. Гегемонная маскулинность оказывает большое влияние на процесс социализации мальчиков, культивируя у них сильные эмоции, связанные с отношением господства и власти, любовь к острым ощущениям, а также табуирует проявление слабости в виде страха, нежности или чувства стыда.

И если мужчина, к примеру:

бьет, оскорбляет жену — то в «обществе» (т.е. с точки зрения других мужчин) он будет считаться настоящим хозяином семьи, твердо держащим свою бабу в узде;

гуляет от жены направо и налево — он крутой «жеребец», настоящий мужик;
запрещает жене работать, заставляет рожать и варить борщи, попрекает за каждую копейку — истинный кормилец и защитник (слава традиционным ценностям!);

не уделяет внимания детям — так он же мужик, а не нянька. И вообще что там мать, ехидна что ли? Пусть занимается детьми, ей по природе положено;

не платит алименты — правильно делает, достоин сочувствия от других мужиков, вечно эти меркантильные бабы покушаются на мужские кровно заработанные;

изнасиловал женщину — опять-таки, настоящий мужик, а она, конечно, сама напросилась.

Для мужчины считается недостойной слабостью проявлять по отношению к женщинам такие качества, как: уважение, порядочность, честность и верность, любовь и заботу, умение найти компромисс, эмпатию и готовность прийти на помощь. Ибо настоящий мужчина должен уметь показать женщине, кто в их отношениях главный, а иначе, он не хозяин жизни, а тварь дрожащая. И мы, женщины, принимаем как должное почти любое свинское отношение к нам мужчин, проявляя небывалую эмпатию к ним — ведь им же надо! Они же иначе уважать себя не будут. Да и никто их уважать не будет. «Ему надо» — волшебная фраза, которая заставляет женщин забыть о здравом смысле, самоуважении, психологической и физической безопасности, да и вообще, о любых своих интересах.

Итак, общество учит мужчин плохому отношению к женщинам, но, однако, свободной воли и личного выбора никто не отменял. И если среди мужчин есть не только негодяи-мерзавцы-подонки, но и добрые-порядочные-высокодуховные люди, почему же они с такой готовностью усваивают уроки плохого отношения к женщинам? Почему, при всей своей доброте-порядочности-высокодуховности, они не стесняются относится к женщине как к прислуге, вещи, резиновой куле, низшему существу? И какой смысл слушать, как всех этих «порядочных» хвалят их друзья и коллеги? Какой смысл смотреть на то, как они относится к другим мужчинам? Мы — женщины, и для нас просто не могут быть хорошими мужчины, которые по-свински относится к женщинам, то есть, к нам самим.

Нас, женщин, с детства приучают не замечать все то плохое, что мужчины совершают по отношению к нам, воспринимать это как должное.

В детском саду мальчик дергает тебя за косички — ничего страшного, просто ты ему нравишься, а вообще-то он милый, добрый мальчик — мамина радость. В школе одноклассники зажали тебя в коридоре и облапали, ну так что, у них период полового созревания, а ты, вообще, сама виновата, осторожнее надо быть. И потом, они хорошие ребята из интеллигентных семей, не гопники какие малолетние, так что отнесись проще, бывает. Потом твой друг рассказывает в компании о своих похождениях, о том, как пикапил девушек или как покупал проституток и ты как ни в чем не бывало поддерживаешь разговор. Потом твой коллега на работе отпускает шуточки про тупых и некомпетентных баб, а ты улыбаешься и поддакиваешь. Потом твоя подруга рассказывает, что ее бьет муж, а ты говоришь ей о том, что надо быть мудрее. Что она сама виновата, ведь такого золотого мужика, как ее муж еще надо поискать. И чем дальше, тем сильнее понижается порог женской чувствительности к унижениям, насилию, потребительскому отношению со стороны мужчин. Это называется «быть мудрой женщиной». Истинная «мудрая женщина» очень хорошо приучена воспринимать как норму жизни все то зло, которое ей и другим женщинам причиняют мужчины. Поэтому, любому мужчине очень легко приобрести статус хорошего человека в глазах женщин, если он уж не совсем откровенный насильник или убийца. Хотя многие женщины и в откровенных насильниках и убийцах ухитряются увидеть «что-то хорошее», нежную и трепетную непонятую душу.

womenation.org

Back To Top