skip to Main Content
Фоторобот жертвы

При рассмотрении проблемы насилия в отношении женщин общественное мнение склонно сосредотачивать внимание именно на женщине, точно с таких же сексистских позиций, что и абьюзер, который говорит: «Да она ненормальная», «Она истеричка», «Она меня провоцирует». Последствия абьюза (депрессия, тревожность, неуверенность в себе, низкая самооценка, зависимость) расцениваются большинством как доказательство того, что женщина, подвергающаяся насилию, имеет особую, болезненную структуру характера, что она «слишком нервная», в то время как на самом деле, её поведение — это следствие абьюза. Существует тенденция думать, что «она сама в чём-то виновата, раз с ней так обращаются», «что-то не так в ней самой»; однако, в отношении агрессора обычно немедленно заявляют, что «Он, наверное, душевно больной, раз так поступает», «Да он же и мухи не обидит!».

Общество является сообщником абьюзера и пытается составить «фоторобот» женщины, находящейся в ситуации абьюза, как бы ища женщин, предрасположенных к попаданию в абьюз. Речь идёт о том, чтобы доказать, что некоторые женщины — это «пушечное мясо» для абьюза, или даже что женщины ищут такие ситуации намеренно.

Если женщина пережила абьюз или сексуальную агрессию и не получила адекватной терапии, которая помогла бы ей возвратить себе человеческое и женское достоинство, она в конце концов приходит к выводу, что для неё нормально быть объектом абьюза; она начинает думать, что любовь означает зависимость и подчинение мужчине; она убеждена, что мужчина имеет право плохо обходиться с ней. Более чем о «предрасположенности» женщины, надо говорить о её «предварительной виктимизации» как о факторе, способствующем попаданию женщины в абьюз.

Если исключить те случаи, когда существовал предварительный абьюз, не существует фоторобота женщины — жертвы гендерного насилия, не существует никакого особого типа женщин, предрасположенных к тому, чтобы становиться жертвами гендерного насилия, точно так же, как не существует людей, предрасположенных страдать Стокгольмским Синдромом. Любой человек, которого в течение длительного времени подвергали дискредитации, критике, оскорблениям и физической или сексуальной агрессии, будь то мужчина или женщина, развивает один и тот же симптомокомплекс: пост­травматическое стрессовое расстройство, депрессии, «Синдром Золушки и Супермена» и т.д.

Многочисленные исследования, проведённые в разных странах, совпадают в том, что любая женщина, независимо от своего культурного и экономического уровня, возраста или расы, может развить симптомы, присущие последствиям абьюза, если она будет подвергаться постоянным унижениям. Не женщина создаёт проблему, а агрессор. Именно на нём должно быть сосредоточено наше внимание.

Существуют также псевдоисследования, которые представляют как профиль женщины, подвергающейся абьюзу, демографические данные, полученные на относительно малой или нерепрезентативной выборке относительно того сегмента населения, который составляют женщины, подвергающиеся абьюзу. В этом случае может показаться, что среди них преобладают женщины с низким образовательным или социоэкономическим статусом. Однако, в тех случаях, когда ведущие международные организмы или правительства стран озаботились сбором подобной информации, всегда получались одни и те же результаты. Женщины, подвергающиеся абьюзу, как и мужчины-абьюзеры, присутствуют во всех социальных слоях.

Длительное промывание мозгов, которому подвергается женщина-жертва домашнего насилия, создаёт в ней уверенность в том, что её партнёр-агрессор — это супермен, и что она, напротив, ничего не стоит; она оправдывает его и часто забирает свои заявления из полиции. Это поведение не должно заставлять нас думать, что «она сама этого добивается», а напротив, подвигать нас на предоставление женщине психологической и юридической поддержки извне, как если бы речь шла об абьюзе над ребёнком, престарелым человеком или если бы речь шла о заложнике, который идентифицирует себя с агрессором. Это не значит, что женщина сошла с ума или стала окончательно недееспособной, это значит, что она страдает от последствий совершённого в её отношении преступления.

Агрессор нападает чаще, когда:

  • Чувствует себя безнаказанным, потому что женщина находится в ситуации явной уязвимости или зависимости. Абьюз может начаться, когда женщина беременеет, если у неё имеется инвалидность, или если женщина — иммигрантка.
  • Видит, что женщина ускользает от него. Он считает, что у неё нет права жить своей жизнью, независимо от него. Развод повышает для женщины риск увечий или смерти от рук абьюзера.
  • Существуют большие различия между агрессором и жертвой:
    • Её служебный статус гораздо выше или ниже его статуса
    • Межрасовый или межконфессиональный брак
    • Значительная разница в возрасте

 

Back To Top