skip to Main Content
Gaslight. Эпидемиология. Виктимизация как инвалидизация

1. О распространенности явления перверзных манипуляций и психического насилия.

Перефразируя Отто Кернберга, можно говорить о существовании континуума социального взаимодействия, используемого для достижения личных целей, на одном конце которого находится установка на прямое насилие (преступная деятельность), а на другом конце — установка на со-трудничество (совместный равноценный труд). Сотрудничество возможно между социально дееспособными личностями, что означает прежде всего эффективное управление фрустрацией и способность откладывать гратификацию, без того, чтобы это приводило к «обвалу самооценки». Именно социальная недееспособность отличает инфантильного взрослого от психологически зрелого. Бернштейн в «Эмоциональных вампирах» придерживается этой точки зрения: лица, использующие перверзные манипуляции и психическое насилие в межличностных отношениях, фундаментально и злокачественно инфантильны.

Кроме того, существует явная ассиметрия в преобладании манипуляторов среди мужского населения и манипулируемых — среди женского. Причина — особый патологический тип социализации, господствующий повсеместно. Это — гендерная социализация (мачизм). Собственно, я с самого начала собиралась писать о патологии гендерной социализации, провоцирующей и поддерживающей в социуме перманентное состояние насилия «низкой интенсивности», прежде всего психологического, но тут «возник» перверзный, и пришлось немного отодвинуть эту тему. Хотя, наверное, это к лучшему, потому что после анализа похождений перверзного можно легче идентифицировать микро-мачизмы, которые для многих людей составляют повседневную рутину невидимого психического абьюза. Применительно к теме, которую мы пока обсуждаем, скажу, что «на выходе» мачистская социализация МАССОВО выдает личности, неспособные откладывать гратификации и приученные выражать фрустрацию во внешней агрессии. Добавьте к этому объективную необходимость подавлять эти прямые проявления агрессии (могут вполне дать по шапке, если начать кидаться в открытую на людей с воплями «Подавайте мне ВСЁ, СРАЗУ и БЕСПЛАТНО!») и Вы получите персонажей, охотно пользующихся перверзными методами в агрессии психической.

Несколько слов о «тиранах». Заметила, что некоторые увидели себя или некий идеал (панацею от перверзного) в том, кто «говорит, что думает, и делает то, что говорит.» И у кого «между мыслью и делом не стоит ничего». Любопытно, как взрослые люди сами готовы называть себя примитивными, перманентно скучающими и компульсивно избегающими любых проявлений внутренней жизни. Именно это представляет из себя похотливый характер (термин К. Наранхо) или «тиран». Кто хочет познакомиться поближе, рекомендую протагониста «Лица со шрамом». Образ Тони там так любовно вышит крестиком, что заметно, что кто-то (сценарист, режиссер или продюссер, сам Аль Пачино, а то и все вместе) страдает самооценкой, стремящейся к нулю. Иначе не объяснить их фантазии о личном могуществе в стиле «Я не думаю, что могу себе всё позволить. Я позволяю себе всё».

2. Психическое насилие как психосоматическая инвалидизация здорового человека.

Хочу изложить некоторые соображения относительно спектра психосоматических расстройств, вызываемых психическим абьюзом и «замыкающих» ситуацию на циклическом воспроизведении. Понимание этой схемы может способствовать правильному подходу к терапии последствий абьюза и предотвращению повторной виктимизации (спасибо З.)

Ключевые слова — «хроническое травматическое стрессорное расстройство».

При остром стрессорном расстройстве основным симптомом является повышенная тревожность. При хроническом расстройстве к ней присоединяется биполярное расстройство, то есть депрессивно-маниакальный синдром.Так реагирует на стресс любой нормальный человек. Перверзный либо «подсоединяется» к существующим депрессивно-маниакальным циклам жертвы (примером такой ситуации может служить типичная ситуация потери близких, проблем с трудоустройством и т.д., когда у жертвы в условиях длительного стресса развивается депрессивно-маниакальный цикл), либо, если жертва до встречи с ним не находилась в таком состоянии, он формирует у нее свой цикл.

При этом стадия «отрезвляющей оплеухи» будет соответствовать острому стрессу, жертва реагирует острой тревогой. Она пытается выяснить у перверзного, что не так, но он не дает ответа и держит ее в состоянии тревоги. Тревога становится хронической. Далее, как при всяком хроническом травматическом стрессорном расстройстве (ТСР), у НОРМАЛЬНОГО человека формируется депрессивное состояние. Необходимо подчеркнуть — у нормального, здорового человека (именно такие ценны для перверзного, потому что люди с другими пограничными или психотическими расстройствами не в состоянии так хорошо и качественно обслуживать его, как здоровый и полный жизненной энергии человек).

Затем, когда жертва отработала удобный для перверзного депрессивный эпизод, выделила нужное ему количество энергии за счет тревожности, он ослабляет коммуникационный карантин, оказывает жертве знаки внимания. Она рада, что все «образовалось», «недоразумения выяснились», «отношения наладились» — нормальная человеческая реакция. Каждый нормальный человек хочет жить в любви и согласии со своими близкими. У жертвы появляются силы жить дальше.

Но это состояние нельзя назвать «манией», оно нормальное. Для того, чтобы сформировать маниакальную фазу, нужно повысить градус «радости», «творчества». От жертвы требуют (теми или иными манипулятивными действиями) «подвигов» и «эффективности», как правило, во имя и славу перверзного. Это может быть устройство его личных дел, семейных, а на худой конец сгодятся и личные достижения жертвы (те же профессиональные), но так, чтобы они подняли статус самого перверзного, и чтобы жертва далеко не убежала. Ее все время держат под контролем — «дергание за леску».

Постепенно стимулирующие методы огрубляются и ужесточаются. Но для этого должно пройти достаточно много времени, жертва должна быть связана по рукам и ногам детьми, обязательствами, чувством стыда, секретами полишинеля, компроматами и т.д., чтобы перверзный мог запросто сказать ей: «Эй, ты, а ну давай…» В общем, она для него золотая рыбка. Но без рыбкиного хэппи-энда. Итак, депрессивно-маниакальный цикл сформирован, перверзный знает, с какой регулярностью он может доить свою рыб.. то есть уже не рыбку, а что-то ближе к рабочей скотине.

Считаю, что с течением времени, если абьюз стал хроническим, перверзный становится способным задавать частотность и интесивность депрессивных и маниакальных циклов у жертвы и использует это по типу электрошока в пунитивных целях. В общем, вариации на тему «как превратить золотую рыбку в рабочую скотину».

Ближе к медицине.

Психический абьюз необходимо рассматривать как индуцирование affective disorders — тревожности и депрессии. Тревожность — непродуктивная трата энергии. Она идет «фоном» на протяжении всех отношений, истощая жертву и подкармливая перверзного. На этом фоне у жертвы проявляется биполярное (депрессивно-маниакальное) расстройство. Через какое-то время это превращается в болезнь. Жертва больна, но у нее нет предрасположенности к НАСТОЯЩЕМУ, эндогенному клиническому биполярному расстройству, которое возникает само по себе, без видимых внешних стимулов: у здорового человека, ставшего жертвой, это ситуационное расстройство. И что самое интересное, сама природа запрограммировала у человека такую цикличность (сезонную, суточную). В основе лежат нормальные гормональные ритмы. То есть, перверзный использует НОРМАЛЬНЫЕ циклы человека в своих корыстных целях, утрируя их и превращая в болезненные своими манипуляциями. Если вспомнить типы характеров (нормальных) — циклоидный, истероидный, параноидный и шизоидный  то самый здоровый (хотя все они здоровы) — это циклотимик. Он добр, оптимистичен, жизнелюбив и эмоционален. Когда ему хорошо — он радуется, плохо — печалится. Это — идеал жертвы для перверзного.

Теперь о течении «ситуационного расстройства».

Во время депрессивного эпизода жертва теряет огромное количество энергии, вплоть до полного истощения. Причем в ситуации психического абьюза депрессия практически всегда маскируется под хорошее настроение («улыбающаяся депрессия»), энтузиазм («ажитированная депрессия»).

Во время маниакального эпизода появляется надежда, которая выражается в усиленном и патологизированном «исполнении обязанностей». Присутствует эйфория и неадекватное восприятие реальности, чувство собственного всемогущества (инверсия низкой самооценки и страха). Насколько я понимаю, со временем депрессивные эпизоды становятся более затяжными. Поэтому у жертвы длительного психического абьюза преобладает депрессивная симптоматика, выраженная в триаде «беспомощность-стыд-вина».

Так соматические расстройства начинают подпитывать эмоциональные в режиме обратной связи. Можно предположить, что именно поэтому выход из деструктивности так сложен. Даже если объективно ситуация абьюза не существует (перверзный нашел новую жертву), остается хроническое травматическое стрессорное расстройство. И оно препятствует установлению адекватных межличностных отношений — организм уже «подстроен» под патологию. Так создается риск повторения того же сценария в новых отношениях. Потом начинают говорить о некоем «расстройстве личности по типу эмоциональной зависимости» (сейчас это предложено к включению в DSM-V, так как скорее всего «мазохистское расстройство личности» удалят окончательно, так пытаются не мытьем, так катанием его обратно впихнуть — выгнали в дверь, лезет в окно) в ответ на вопрос жертвы о том, что, почему и как происходит. Важно надувают щеки, вещают что-то об эдиповом комплексе, архетипах, перекладывании ответственности на другого, комплиментарности, удобстве быть жертвой, «пиисят на пиисят» и т.д. Тут физиология рулит, против депрессии не попрешь, это все равно, что больного с кровотечением склонять к установке олимпийского рекорда.

В комментариях несколько раз прозвучала мысль о том, что окружающая обстановка «требует» от человека радоваться, быть счастливым, эффективным, устроенным. Многие воспринимают это как внутреннюю потребность, я бы сказала, как интериоризированное ожидание, требование. Такое своеобразное подталкивание человека из депрессивной фазы в маниакальную. Как бы это было не трудно, необходимо настроить себя на постепенность выздоровления, на необходимость дать себе время, перестать себя пришпоривать. Переставить акценты с «других» на себя. Иметь истинное представление о том, что, как и почему происходит, чтобы перестать себя винить и действовать сознательно и целесообразно в отношении самих себя.

Рецептов и техник 100% успеха у меня нет. Сейчас их нет ни у кого. Могу только поделиться собственными наблюдениями, выводами, мыслями, дать информацию, чтобы каждый сам сделал свои выводы.

accion-positiva.livejournal.com

Back To Top