skip to Main Content
Почему не надо быть женственной

У одной из френдесс увидела разговор о том, почему не надо быть женственной, и испытываю непреодолимое желание высказаться. Недавно на T&P встретила прекрасное определение современной женственности как умения (и желания — прим. дорогой редакции в моем лице) использовать средства модной индустрии и индустрии красоты. Одно из самых удачных и точных, на мой взгляд.

Очевидно, что молодая стройная девушка, проводящая время в СПА-салоне, будет признана более женственной, чем мать овер сорок с прической «вчера это был хвост», которая в двух свитерах 52 размера и с красным от холода лицом на трибуне машет шарфом и кричит своему ребенку: «Да-вай! За-бей!» Хотя с точки зрения банальной эрудиции и логики женщина, которая родила ребенка, проводит с ним время и поддерживает его — как раз идеал женственности. Но концепция поменялась — теперь считается, что родить ребенка может любая дура, но лишь настоящая женщина найдет время, чтобы накраситься, отводя его в садик.

И если половину понятия женственности сейчас делает коммерция, то вторую — патриархальность. Неизменно признается женственной готовность обслуживать мужчин — начиная от «радовать взгляд» и «заглядывать в рот» и заканчивая технической стороной — ужинами, глажеными рубашками и пр. В глазах общества жена, наливающая борщ в тарелку мужа, — женственна. Женщина, накладывающая кашу в миску бездомному — в лучшем случае подвижница, но, скорее всего, городская сумасшедшая, «деток бы ей родить, а не вокруг бомжей скакать». Студентка, слушающая лекции по ядерной физике, — синий чулок. Девушка, восхищающаяся благоглупостям, изрекаемым мужчиной — не только женственна, она еще «по-женски мудра».

 

Современная женственность, в сущности, — постоянная борьба с природой и собственными желаниями. Хотя многие говорят, что на каблуках удобно, три слоя крема на лице — исключительно в радость, и почему бы не изобразить восхищение, если тебе не противно, а человеку приятно? На мой взгляд, стокгольмский синдром чистой воды.
И, разумеется, понятия «женщина» и «женственность» уже давно не одно и то же. Женщиной рождаешься, но на женственность предстоит сдавать экзамен всю жизнь.

Есть и критерии мужественности. Но с ними как-то проще: они описывают не столько то, что мужчина должен делать, сколько то, чего он должен избегать. Нельзя делать маникюр, заниматься танцами и т.п. Единственным калечащим, на мой взгляд, требованием к мужчине является святая обязанность настоящего мужика не проявлять эмоции. И я бы пожалела мужчин, не признавай при этом общество за настоящими мужиками право на агрессию. Иными словами, если от настоящего мужика ушла жена, то он не может плакать на плече у друга, зато может пойти и избить и ее, и ее хахаля — это будет объявлено достойным мужским поступком.

Есть еще некое абстрактное предписание защищать своих близких. Однако времена набегов монголо-татар, когда мужчинам действительно надо было выйти строем на битву за жизнь жен, детей и родителей, давно прошли, и куда приложить это требование, никто толком не понимает. Из обсуждения этой темы у меня складывается впечатление, что защищать близких настоящие мужики планируют от неких мифических гопников, обитающих в подворотне. По факту же три четверти страдающих от побоев женщин избиваются мужьями и родственниками — ну, вы помните про легитимность агрессии.

В целом же сейчас понятия что женственности, что мужественности — дикая смесь пережитков и результатов работы маркетологов. Потому следовать им — просто глупо.

*иллюстрацией служит проект #БухляиКандебляры, непосредственное отношение к которому имеет авторка текста Екатерина Попова

Back To Top